«Нет у нас царя – нужен патриарх»: к 100 – летию восстановления патриаршества

Икона-портрет Святейшего Патриарха Тихона

В Москве есть известный художник, который половину своей жизни посвятил написанию картин великого святого исповедника, святителя Тихона, Патриарха Московского и всея России.

Филипп Москвитин — современный русский художник, развивающий традиции московской школы живописи. Русская святость – особый интерес художника.

Перенесение мощей св. Патриарха Тихона Патриархом Алексием

В 1917 году святитель Тихон (Беллавин) восходит на патриарший престол, видя, что уже расстреливают Кремль, обстреливают иконы. Он шел на свою голгофу сознательно. С одной стороны мы видим почести Патриарха. На нем митра Патриарха Никона, жезл святителя Петра и две панагии – Патриарха-мученика Гермогена и первого Патриарха Иова. Он – глава Церкви. Но на него падает крест всей гонимой Церкви, ведь он во главе.

По сути, народ сформулировал задачу на Поместном Соборе так: «Нет у нас царя – нужен Патриарх». Одна глава пала – надо восстановить Патриаршество. Тогда народ получил опору и заступничество в лице Патриарха Тихона. Его задача была спасти Церковь от полного уничтожения. Патриарх Тихон возвышает свой голос, обличая советскую власть в её годовщину: «Вы довели народ до людоедства, вы обещали свободы, но эти свободы обернулись свободой греха».

По замыслу автора, на картине Патриарх собой закрывает алтарь. За ним фреска «Тайная вечеря». Он держит в руках жезл святителя Петра, опирается на святость предыдущих первосвятителей Киевских и Московских, и он благословляет нас – будущее поколение русских людей. Не только золотой первосвятительский цвет присутствует в его одежде, но и синий – Богородичный. Мы знаем, что он почил на Благовещение и его мощи сейчас в Донском монастыре, в котором он был практически заточен.

Арест Патриарха Тихона

«В своих картинах я показал разные ипостаси святителя. Есть образ Первосвятителя как Божьего избранника, на которого падает крест страданий за всю Церковь. Есть трагический сюжет, когда его уводят на Лубянку, на допрос, но то малое стадо, которое присутствует при его аресте, получает первосвятительское благословение.

А есть сюжет, когда он осуществлял миссию в Северной Америке, объезжал Аляску на оленях, на байдарке алеутов. У него окормлялись индейцы, эскимосы, алеуты. Это принятие в нашу православную цивилизацию других народов.

Поэтому Патриарх Тихон мною изображен и как миссионер, и как Первосвятитель, и как исповедник. Есть полотно, где он с государем выходит из собора после молитвы. Это год 300-летия празднования Дома Романовых. Эта картина навеяна кинохроникой и фотографиями. Но фотография – это сиюминутно, картина учит зрителя смотреть».

«Русский Дом». – 2017. — №3.

Из статьи С. В. Моисеева