Апостол и Евангелист Иоанн Богослов

Апостол и Евангелист Иоанн Богослов

Дни памяти: 21 мая, 13 июля (12 ап.), 9 октября (Преставления)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Поздравляю вас с днем памяти апостола Иоанна Бого­слова — апостола любви, очень загадочного апостола.

Сегодня день его памяти связан не с его кончиной, не с его какими-то миссионерскими трудами, а с теми собы­тиями, которые происходили вплоть до самого начала XX века на гробе Иоанна Богослова в Эфесе. Это еже­годное чудо, которое происходило именно в этот самый день. Восьмого мая (старого стиля) на пустой гроб­нице Иоанна Богослова ежегодно появлялась розовая пыль, которая исцеляла множество больных. Можно сказать, это было регулярным чудом, вроде чуда Благо­стного Огня. Церковь в честь этого события даже уста­новила праздник.

Если мы всмотримся в таинственный образ святого Иоанна, мы увидим загадку. Кончается апостольский век, конец I — начало II века. Большая часть апостолов — одиннадцать из двенадцати — уже казнены за имя Господне. Большая часть из семидесяти апо­столов тоже казнена. К тому времени единственным живым свидетелем Воскресшего Христа остается апо­стол Иоанн. С одной стороны, кажется, что заря утрен­него солнца — Христа Спасителя уже заканчивается и наступает время жара — время величайшей эпохи гонений на Церковь, которое было повторено только в XX веке. Но с другой стороны, это время перебрасывает мостик к самому концу времен. Потому что апо­стол Иоанн последним должен выпить чашу, которую ему обещал Иисус.

Двум братьям, апостолам Иоанну и Иакову, которые очень хотели разделить правое и левое место возле Ииуса, Господь сказал: «Чашу Мою будете пить, и кре­щением, которым Я крещусь, будете креститься, но дать сесть у Меня по правую сторону и по левую —не от Меня [зависит], но кому уготовано Отцем Моим» (Мф. 20, 23).

И Иаков Заведеев действительно первым выпивает нашу, он первым казнен за Христа, а Иоанн идет сквозь время и остается нетронутым. Но сама кончина его очень загадочна, он исчезает бесследно в городе Эфесе. И это исчезновение во время начинающихся гонений на Церковь возвещает о том, чтобы Церковь продолжала ждать возвращающегося Христа. Чудо, которое всегда происходило в этот день, является свидетельством того, что Господь наш приходит, Господь наш грядет. И про­исходит оно для того, чтобы Церковь не утомлялась ждать. Ведь вполне понятна «усталость» первых хри­стиан, которые ждали Христа со дня на день. Но замысел Бога заключался в том, чтобы не ограничиться только греками или жителями Малой Азии, Ему еще хотелось и русских обратить. У Господа остаются дальние планы на чеченцев, китайцев, индейцев и другие народы, кото­рые тоже должны прийти ко Христу. В то время еще апо­столы и не догадывались, что существуют такие народы, но Бог знал, что для того, чтобы собрать святых и из этих народов, Его Пришествие задержится. И чтобы хри­стиане не думали, что Второе Пришествие не наступит никогда, Господь и являет в конце апостольского века такие чудеса исчезновения из этого мира некоторых величайших святых.

Смерть не коснулась апостола Иоанна, он во плоти исчез из этой вселенной, для того, чтобы снова вернуться, как и говорит ему Бог в откровении Иоанна Богослова: «Тебе надлежит опять пророчествовать о народах и пле­менах, и языках и царях многих»(Откр. 10,11).

Как говорит Откровение, Иоанну надлежит уже в самом конце прийти снова и возвещать ту же самую Благую Весть, которую передали апостолы Церквям в самом начале. Это дает нам понять, что праздник Вос­кресения относится не только ко Христу, но и к каждому христианину, потому что Воскресение Христово — это начало всеобщего воскресения. И исчезновение апо­стола означает то, что Христос нас забирает отсюда цели­ком (душа плюс тело), и мы полностью войдем в Царство Отца Небесного. Исчезновение апостола, чудеса восста­новления тел, которые происходят на его могиле, чудеса, которые совершаются у пустого Гроба Господня, и те бес­численные знамения и чудеса, которые и сегодня про­должаются в Церквях, знаменуют то, что наша Родина не здесь! Наша Родина там, где Бог! Наше Отечество там, где наш Отец!

Бог знает, что человеку очень легко привязаться к видимому и очень легко забыть, что видимое — вре­менное, а невидимое — вечное. Можно привести при­мер. Некий человек в IX веке говорил, что уже наступило Царство Божие, потому что римские императоры стали православными христианами, они сокрушают варваров, перед ними бегут супостаты, все народы уже услышали святое Евангелие и конец мира фактически уже насту­пил. Этот человек спустя пять лет оказался в тюрьме, куда его бросил благочестивейший римский импера­тор, принявший ересь иконоборчества. Этого человека звали Феодор Студит. Он подумал, что земное Римское царство может стать Царством Божиим, и Господь ему «популярно объяснил», что это не так.

Похожая, но куда более страшная история произо­шла с императором Ираклием, который победил вели­чайших врагов — персов. Иран лежал у ног Византии. Крест был возвращен на Голгофу. В то время по всему народу распространялось мнение, что конец мира стремительно приближается: Иран повержен, Еванге­лие распространилось по всему миру. Говорили, что великий византийский император победит антихри­ста, а потом свою корону отдаст Христу. Но Господь немного поправил всех, кто так считал. Прошло десять лет, и Иерусалим был захвачен мусульманами, кото­рые, будучи варварами-дикарями, захватили полмира. Господь тем самым сказал: никакое царство земное Моим не станет.

В России тоже был очень сильный патриотический подъем в 1914 году, казалось, что это самая мощная православная страна, осталось святой крест на константинопольской Софии восстановить, и будет огромный православный мир. Антоний Храпо­вицкий говорил, что наступит время, когда Иерусалим будет российской губернией. Казалось, что все это вот- вот осуществится, но прошло всего три года, и насту­пил 1917 год, когда все рухнуло, потому что царство земное не способно стать Царством Небесным.

Пустая могила Иоанна Богослова до сих пор явля­ется безмолвным свидетелем того, что не нужно искать привязанности к земле. Иоанн исчез из мира, святая Ирина исчезла из мира, Енох и Илья исчезли, и значит, нам надлежит во плоти покинуть эту землю. Мы здесь странники и пришельцы, Родина же наша в Небесах, куда мы должны устремлять сердца, разум, волю. Туда мы должны воспарять на крыльях любви и надежды, чтобы найти нашего истинного Отца и истинного Царя царей, который нас там ждет. Об этом говорит сегодняшний день памяти святого Иоанна Богослова.

Образ Иоанна Богослова — орел, который воспаряет к Небесам. Часто нам кажется, что основное находится здесь, на земле, но нужно помнить о великой тайне Иоанна Богослова — пустой гробнице, из которой он исчез. Эта гробница напоминает нам о небесной Родине, куда мы должны направлять сердца, куда мы должны переводить наши капиталы, где мы должны: строить себе дом, и куда должны стремиться и днем и ночью.

Да поможет нам Господь не прилепляться к земле, а устремляться к небесному Городу, который увидел Иоанн в своем Откровении.

Храни вас Господь!

(Проповедь отца Даниила Сысоева в день памяти апостола Иоанна Богослова 21 мая)